СУРОВЫЕ СТАНСЫ

ИРОНИЧЕСКИЕ ЧЕТВЕРОСТИШИЯ

МЕДИТАТИВНЫЕ

1.
У окна стою, глазею,
Как последний прозябаю.
Что мне жизнь, ротозею?
Простою и прозеваю.

2.
Я трачу дни свои бездарно,
Я проклинаю эти дни…
И как японцы, благодарно
Уходят, кланяясь, они.

3.
Я созерцал в квартире стенку,
Сцепив ладони на коленку,
И вдруг, вскочив, на выдох «ха-а!»
Четыре вырубил стиха.



О ЛЮБВИ
4.
Не судьба любить мне, так сложилось,
Ты с другим, и некого винить…
Слов моих беспомощность и лживость
Эту суть не в силах изменить.

КОВАРСТВО И ЛЮБОВЬ
О, я постиг твое коварство!
Ты по примеру докторов
Даешь надежду и лекарство,
Но так,
чтоб не был я здоров!


5.
Ревнивая женщина Муза
Не хочет, чтоб счастлив я был,
А хочет, чтоб я, как Герасим,
Муму свое сам утопил.



6.
Город мой,
не сбылось, что обещано!
Мы с тобой,
как мужчина и женщина.
Греют нас
чувства и впечатления,
А слова – не имеют значения!



7.
Ломоносов как философ
Первый из великороссов,
Слыша зов пространства,
Угорел от пьянства.



8.
Призыв к гражданственности хмуро
Воспринимаю. Я – иной:
Я помню, как литература
Гражданской кончилась войной.



10.
Пришла пора тушить плафоны…
Пусть далеко еще
не звездопад,
Но ловят взгляд
лишь чьи-то жены,
Юные, нежные – мимо глядят!



11.
ОНЕГИНСКОЕ
Уж небо осенью дышало,
Уж рифмы выпустили жала,
Короче: взят разбег, пора! –
Да не дает взлететь хандра.



12.
И ВЕСЕЛО И СТРАШНО.
Звезд на небе ясных много,
да душа заплеснела.
Как-то страшно жить без бога,
Хоть и внешне весело.



13.
О, не думайте! Я не из тех,
Кто допустит разор и потраву,
Кто за малый, но быстрый успех
Уступает посмертную славу!



О МНОГОГРАННОСТИ ИСТИНЫ

Я думаю, что жизнь сложней
Того, что думаем о ней.
Не говорите резких слов
По поводу иных миров.

Ах, если с кубом жизнь сравнить,
То взглядом может охватить
Все грани сразу только бог,
А человек – не больше трех.

Когда вы видите не так,
Не говорите, что дурак
Поэт, скитавшийся не здесь,
Все, что он видел, тоже есть.

Для тех, кто любит диалог,
Всегда есть повод и предлог,
И крутят куб умы до дыр –
На том и вертится наш мир!

Но только помните о том,
Что полной правды нет в любом
Из наших взглядов на предмет –
В числе живущих бога нет.

1985




СИНЕЕ НЕБО, ЖЕЛТЫЙ ТРАМВАЙ


Осени срок. Городские сороки
Чинно фланируют, крылышки вбоки.
Полуподскоков пружинистый шаг.
Белая блузка, черный пиджак.

Белый жасмин из далекого мая
Шлет мне привет, на груди замирая.
Кто ты, сорока? Не убегай!..
Синее небо, желтый трамвай.

Синяя-синяя, пьющая тонко
Беглого взгляда живая воронка,
Не утяни за собою во мрак…
Белая блузка, черный пиджак.

О как устал, резвы ноги таская!
Дай отдохнуть мне, скамья городская!
(Ноги отбросишь – и отдыхай)…
Синее небо, желтый трамвай.

1987




* * *

Катя, дочка моя!
Ждет нас с первых минут
Целый воз бытия,
Удила и хомут.

Не крути головой,
Ножкой о пол не бей,
Воз осваивай свой
И гляди веселей.

Говори: «Повезло,
Родилась – и живу!»
Снимут в полдень седло –
И спиной - на траву.

Чем не счастье? Вокруг
Корм, и птички поют,
Шеей ластится друг
К шее, где был хомут.

В жизни важно уметь
Видеть, вперясь во зло,
Некий добрый момент
И твердить: «Повезло!»

«Повезло, повезло!» –
выделять эту суть…
воз не так тяжело
будет в гору тянуть.

1985


 
МИСТИКА МЕДЛЕННЫХ КАПЕЛЬ


ПРО ПОЭТА И МУЗУ


ПИСЬМА С ВОСТОКА-2


 
Альманах
Альманах "Рубеж"
Купить
Заповедник
Заповедник
Купить
 
Контакты  



© Иван Шепета, Alex Mikh Studio, 2007